Гордеев Андрей (gordeevandrew) wrote,
Гордеев Андрей
gordeevandrew

Category:

Недостаточное потребление и марксистская теория кризисов. Часть вторая.

Окончание. Начало здесь.


В этой статье мы рассмотрим тенденцию нормы прибыли к снижению. Заметим лишь, что мысли, высказанные в "Анти-Дюринге" соотвествуют взглядам, как Энгельса, так и Маркса. Эти взляды совпадают, несмотря на все попытки ревизионистов извратить их.

Анти-Дюринг

Давайте посмотрим, что Энгельс (и Маркс) пишет в "Анти-Дюринге".

"Мы видели, как способность современных машин к усовершенствованию, доведенная до высочайшей степени, превращается, вследствие анархии производства в обществе, в принудительный закон, заставляющий отдельных промышленных капиталистов постоянно улучшать свои машины, постоянно увеличивать их производительную силу" — объясняет автор. "В такой же принудительный закон превращается для них и простая фактическая возможность расширять размеры своего производства. Огромная способность крупной промышленности к расширению, перед которой расширяемость газов оказывается настоящей детской забавой, проявляется теперь в виде потребности расширять эту промышленность и качественно, и количественно, — потребности, не считающейся ни с каким противодействием". (14)

Описав неуклонный рост производительных сил при капитализме, автор переходит к объяснению фундаментального противоречия, присущего капиталистической системе. А именно: непрерывный выброс товаров на рынок, что в конечном итоге приводит к внутрирыночному краху.



"Это противодействие образуется потреблением, сбытом, рынками для продуктов крупной промышленности" — объясняет Энгельс. "Способность же рынков как к экстенсивному, так и к интенсивному расширению определяется совсем иными законами, действующими с гораздо меньшей энергией".

Здесь Энгельс (и Маркс) объясняет происхождение несоответствия меджу производством и потреблением, которые функционируют по различным законам, имеющим различную значимость. "Расширение рынков (т.е. потребления — прим. пер.) не может поспевать за расширением производства. Коллизия становится неизбежной... Капиталистическое производство порождает новый "порочный круг" — объясняет Энгельс. (15) Он отмечает это еще раз в ноябре 1886 года в предисловии к английскому изданию "Капитала": "Если производительные силы растут в геометрической прогрессии, то рынки расширяются, в лучшем случае, в арифметической".

Итак, каков же характер кризисов при капитализме? Энгельс отвечает: "Характер этих кризисов выражен до такой степени ярко, что Фурье уловил суть всех этих кризисов, назвав первый из них crise plethorique, кризисом от изобилия". (16) Иными словами это кризисы перепроизводства.

Это, всего лишь, повторение того, что Маркс объяснил ранее. Например, в певом томе "Капитала": "Колоссальная скачкообразная расширяемость фабричного производства и его зависимость от мирового рынка необходимо порождают лихорадочное производство и следующее за ним переполнение рынков, при сокращении которых наступает паралич. Жизнь промышленности превращается в последовательный ряд периодов среднего оживления, процветания, перепроизводства, кризиса и застоя". (17)

Развивая марксисткую теорию кризисов, Энгельс не оставляет камня на камне от попыток Евгения Дюринга объяснить происхождение кризисов "недостаточным потреблением народных масс". Энгельс четко разграничивает пониятия "недостаточное потребление" (которе всегда существует в разделенном на классы обществе вследствие нищеты народных масс) и "перепроизводство", которое присуще капитализму как таковому.

Потребительская стоимость

Докапиталистические общества имели натуральную экономику, основанную, главным образом, на производстве потребительской стоимости. Явление перепроизводства не было известно в этих обществах, которые страдали от противоположной проблемы, а именно проблемы недостаточного потребления, связанной с дефицитом потребительской стоимости, в результате низкого уровня производительных сил и стихийных бедствий (засуха, чума, мор и т. д.), а также войн, к которым эти общества были склонны.

Перепроизводство - это то, что свойственно капитализму и нет ни в одном другом обществе. Оно возникает из-за анархических законов рыночной экономики и товарного производства. В условиях капитализма, производительные силы достигли такого уровня, что они могли бы, если производство рационально спланировать и организовать, полностью удовлетворять основные потребности общества. Они полностью переросли капиталистическую систему и частную собственность.

На основе рационального плана производства, производительные силы, а с ними и уровень жизни подавляющего большинства могут быть значительно увеличены за относительно короткий промежуток времени. Проблема в том, что при капитализме производство рационально не планируется, а ориентируется на максимизацию прибыли и доминирование слепых рыночных сил. Здесь мы сталкиваемся с противоречием между общественным характером производства и индивидуальным присвоением, когда капиталисты присваивают богатства, произведенные общественным трудом рабочего класса.

Перепроизводство возникает при капитализме, потому что неограниченное расширение производства периодически приходит в столкновение с ограниченными пределами рыночной экономики. Множество людей хотят и нуждаются в вещах, но не имеют денег, чтобы их купить. Им не хватает "эффективного спроса", как говорят буржуазные экономисты. Это странное явление перепроизводства, когда избыток продукции, товаров для продажи, не может быть продан, возникает, в конечном счете, из-за того, что рабочий класс не может выкупить всю ценность того, что он производит. Прибыль представляет собой неоплаченный труд рабочего класса. Такое положение дел кажется иррациональным с любой здравомыслящей точки зрения, но оно возникает из анархии рыночной экономики и классовой структуры капиталистического общества.

"Недопотребление" также существует при капитализме, что может подтвердить любой представитель рабочего класса. Прибавочная стоимость не может исходить от машин или зданий, которые просто передают свои собственные ценности товарам. Только человеческий труд может производить новую стоимость. Рабочий класс получает заработную плату меньшей ценности, чем он производит. Этот неоплаченный труд является источником прибавочной стоимости и присваивается капиталистом. Рабочие никогда не смогут выкупить обратно то, что они производят, так как они получают ровно столько, чтобы содержать себя и свои семьи. Как говорил Маркс, проблема не в том, чтобы объяснить, почему есть кризисы, а в том, почему в результате нет постоянного кризиса капитализма, начиная с первого дня.

Однако капиталистическая система обходит эту проблему недостаточного "спроса" с разделением экономики на два основных сектора: отдел один, который производит товары народного потребления, и отдел два, который производит средства производства.

"Одна часть капиталистов производит такие товары, которые непосредственно входят в потребление рабочего" — объясняет Маркс, "другая часть производит такие товары, которые входят в это потребление либо только косвенно (поскольку они, как сырье, машины и т. д., входят в капитал, необходимый для производства предметов необходимости), либо же совсем не входят в потребление рабочего, так как они входят лишь в доход нерабочих". (18)

Пока класс капиталистов, который присваивает прибавочную стоимость, берет излишки и реинвестирует их в новые машины, здания и общую инфраструктуру, система может развиваться, но только ценой подготовки почвы для нового кризиса перепроизводства. Другими словами, капиталистическая система создает свой собственный рынок через взаимодействие между двумя отделами производства и временно преодолевает это врожденное противоречие. Проблема только в том, что в результате этого расширения мощности, производится еще больше потребительских товаров, которые, в конечном итоге, не могут быть проданы, и мы имеем новый кризис. Тем не менее, уменьшение стоимости капитала, вытекающее из спада, закладывает основу для нового периода бума, но, в свою очередь, воспроизводит противоречия на более высоком уровне. При капитализме это принимает форму цикла из бума и спада.

Неограниченное расширение

Отсутствие покупательной способности у рабочего класса - только одна часть уравнения. Более существенным является непрерывная и неограниченная капиталистическая экспансия, осуществляемая за счет вкладывания назад излишков от неоплаченного труда рабочего класса. Это диалектическое противоречие лежит в основе капиталистической системы. Это неконтролируемое накопление и производство рано или поздно столкнется с пределом потребления. Здесь мы имеем дело с системой производства ради производства и накопления ради накопления, как объяснял Маркс. Чтобы продать это наводнение товаров, капиталист вынужден снизить свои цены ниже цены производства, в результате чего он понесет потери, падение прибыли и, возможно, банкротство. Это вытесняет слабых капиталистов и готовит почву для нового бума, основанного на более высокой норме прибыли.

"Недопотребление масс, ограничение их потребления только тем, что безусловно необходимо для поддержания жизни и продолжения рода, — явление отнюдь не новое", пишет Энгельс. "Оно существует с тех пор, как существуют эксплуатирующие и эксплуатируемые классы". Однако, кризис перепроизводства — новое явление, возникшее вместе с капиталистическим способом производства. "Таким образом, недопотребление составляет постоянное историческое явление в течение тысячелетий" — продолжает Энгельс, тем не менее "... оно столь же мало говорит нам о причинах существующих ныне кризисов, как и о том, почему их не было раньше".

Продолжая объяснять сущность капиталистического способа производства, Энгельс отмечает, что "... проявляющийся во время кризисов общий застой в сбыте вследствие перепроизводства стал наблюдаться лишь в последние 50 лет". (19)

Марксистская теория кризисов основывается на диалектическом противоречии: неограниченный простор для производства, который является отличительной особенностью капиталистической системы, сочетается с ограниченной способностью потребления народных масс, обусловленной их социальным положением. Как следствие, капитализм похож на человека, который рубит сук на котором сидит.Капитализм одновременно и создает и разрушает рынок, отнимая все больше и больше прибавочной стоимости у рабочего класса и стараясь удерживать заработную плату на минимально возможном уровне. "... часть, достающаяся рабочему классу (в расчете на душу)" — объясняет Энгельс, "либо увеличивается лишь весьма медленно и незначительно, либо вовсе не увеличивается, а при известных условиях может даже сокращаться". (20) В свою очередь, это станвоится препятствием для расширения рынка и, следовательно, препятствием для реализации прибавочной стоимости, что мы и можем наблюдать сейчас в затяжной период жесткой экономии.

Понижение заработной платы

Естесственно, капиталисты в своей массе хотят наблюдать расширение рынка. И какждый отдельно взятый капиталист будет рад, если его конкуренты увеличат заработную плату своих работников, что увеличит уровень спроса. Однако, заработную плату собственных работников он будет стремиться понижать в целях уменьшения издержек и увеличения прибыли. Таким образом, конкуренция вынуждает капиталиста снижать заработную плату, а следовательно и уровень спроса. "Продукт господствует над производителями" — объясняет Энгельс. (21) Они все в тисках этого противоречия капитализма.

Возражая Дюрингу Энгельс отмечает: "...нужна значительная доза "до корней проникающей" развязности, чтобы нынешний общий застой в сбыте хлопчатобумажной пряжи и хлопчатобумажных тканей объяснять недопотреблением английских народных масс, а не перепроизводством продукции английских хлопчатобумажных фабрикантов". (22)

Надо заметить, что такой вгляд не имеет ничего общего с позицией буржуазных экономистов приверженцев идеи "недостаточного потребления" и, прежде всего, сторонников кейнсианства.

Маркс подверг критике концепцию того, что "недостаточное потребление" является причиной кризисов во втором томе "Капитала", который был написан, примерно, на десять лет раньше, чем "Анти-Дюринг". Маркс объяснил, что потребление, как таковое (вернее его недостаточность), не является основной причиной кизисов. Если бы дело обстояло именно так, то проблема рашалась бы путем увеличения покупательной способности народных масс. Это совершенно ложный посыл кейнсианства. Маркс отвечает на это следующим образом:

"Было бы просто тавтологией сказать, что кризисы происходят по причине недостатка платежеспособного потребления или платежеспособных потребителей. Капиталистическая система не знает иных видов потребления, кроме потребления оплачиваемого...То, что товары не могут быть проданы, означает лишь одно: для этих товаров не находится платежеспособных покупателей, т. е. потребителей (поскольку в конечном счете товары покупаются для производительного или индивидуального потребления)".

Он продолжает: "Когда же этой тавтологии пытаются придать вид более глубокого обоснования, утверждая, что рабочий класс получает слишком малую часть своего собственного продукта и что, следовательно, беде можно помочь, если он будет получать более крупную долю продукта, т. е. если его заработная плата возрастет, то в ответ достаточно только заметить, что кризисы каждый раз подготовляются как раз таким периодом, когда происходит общее повышение заработной платы и рабочий класс действительно получает более крупную долю той части годового продукта, которая предназначена для потребления. Такой период — с точки зрения этих рыцарей здравого и "простого" (!) человеческого смысла — должен был бы, напротив, отдалить кризис". (23)

Другими словами, заработная плата, как правило, поднимается на пике бума, где рабочая сила в дефиците, незадолго до спада в экономике. Таким образом, отсутствие спроса не может считаться истинной причиной кризиса перепроизводства.

Именно кейнсианцы считают, что кризисы вызваны отсутствием "эффективного спроса" ("недопроизводства"), и что заработная плата или государственные расходы должны быть подняты, чтобы решить эту проблему. Левые реформисты часто выдвигают этот кейнсианский аргумент, как решение нынешнего кризиса. Хотя мы, конечно же, за увеличение заработной платы, идея, что это решит кризис капитализма совершенно неверна. На самом деле, повышение заработной платы будет просто съедено прибылью и натиском капиталистов, в результате сокращения инвестиций и производства, тем самым сократив последствия этой меры. Невозможно создать спрос из воздуха. Законы капитализма определяются системой товарного производства, включая рабочую силу. Призывать государство "создать" спрос также утопично. Попытка использовать печатный станок, чтобы "создать" деньги, не подкрепленные дополнительным производством, приведет лишь к росту инфляции и сокращению доходов рабочих. Единственный способ для государства увеличить расходы — получить часть прибавочной стоимости путем повышения налогов. Но это будет означать либо снижение прибыли, что остановит поток инвестируемого капитала, либо налоговое бремя ляжет на рабочий класс, что снизит уровень потребления тем самым сокращая спрос. Фактически, это заем (дефицит финансирования) и его придется погашать с процентами. В конечном счете, такой вариант лишь усиливает проблемы капитализма, но не разрешает их. Это порочный круг, так называемая "уловка-22".

"Весь механизм капиталистического способа производства отказывается служить под тяжестью им же самим созданных производительных сил" — утверждает Энгельс. "Он не может уже превращать в капитал всю массу средств производства; они остаются без употребления, а потому вынуждена бездействовать и промышленная резервная армия. Средства производства, жизненные средства, рабочие, находящиеся в распоряжении капитала, — все элементы производства и общего благосостояния имеются в изобилии. Но "изобилие становится источником нужды и лишений" (Фурье), потому что именно оно-то и препятствует превращению средств производства и жизненных средств в капитал". (24)

В конце жизни в работе "Введение к отдельному изданию работы К. Маркса "Наемный труд и капитал" 1891 года" Энгельс возвращается к рассмотрению фундаментального противоречия капитализма. Эта статья вполне описывает современное положение дел в мире. Поэтому оставим за Энгельсом последнее слово в вопросе о кризисах:

"... эта изо дня в день возрастающая в неслыханных до сих пор размерах производительность человеческого труда создают в конечном счете конфликт, от которого должно погибнуть современное капиталистическое хозяйство. На одной стороне — несметные богатства и избыток продуктов, которыми не в силах овладеть покупатели. На другой стороне — громадная масса общества, пролетаризированная, превращенная в наемных рабочих и именно поэтому оказавшаяся не в состоянии присваивать этот избыток продуктов. Раскол общества на немногочисленный непомерно богатый класс и на огромный неимущий класс наемных рабочих приводит к тому, что это общество задыхается в своем собственном изобилии, в то время как огромное большинство его членов едва защищено или совсем не защищено от самой крайней нужды. Такое состояние общества с каждым днем становится все более нелепым и все более ненужным. Оно должно быть устранено, и оно может быть устранено". (25)


Перевод статьи Роба Свелла.

________________________________________
Примечания
14) Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 326
15) Там же, с. 286-287
16) Там же, с. 287
17) Маркс, Капитал, том 1, стр. 425-427, Лондон
18) Маркс, Теории прибавочной стоимости, ч. 3, стр. 41
19) Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 340-344
20) Маркс и Энгельс, Избранные работы, ч. 1, стр. 148
21) Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 322
22) Там же, с. 298
23) Маркс, Капитал, том 2, стр. 414-415
24) Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 335
25) Маркс и Энгельс, Избранные работы, ч. 1, стр. 148-149


Tags: марксизм, мои переводы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments